17:23 

Sheriarty-fest
Котик в мешке - тема horror story

Название: Ноль из пяти
Дисклеймер: just for fun
Предупреждение: headcanon, пост-Рейхенбах
Рейтинг: PG
Пейринг: Шерлок Холмс|Джим Мориарти
Жанр: thriller, dark

В Мессине на этой неделе очень жарко, очень тихо и очень — безумно, тошнотворно — скучно.
Шерлок ходит по выжженной улице в белой соломенной шляпе и смотрит на пыльные камни мостовой под ногами, он не наступает на тени от хилых веток сохнущих мандариновых деревьев и считает про себя шаги — пятьсот, четыреста девяносто девять, тень, четыреста девяносто восемь.
Когда ему скучно, он, конечно, берет скрипку. Играет долго, закрыв глаза, слыша за гулким сладким звуком шаги на лестнице, звон ложки о блюдце, шум кипящей воды — чайник, Джон. Сиди, я сам.
На этой неделе его скука принимает форму черепа, смотрит на него из-за струн чернеными провалами и улыбается блеском одного или двух фейерверков. Шерлок не берет в руки скрипку, позволяет пыли обволакивать шейку, облизывать смычок, обнимать каждую струну из четырех, квинту нужно подтянуть. Все завтра, все через двадцать часов.
Майкрофт считает, достаточно двух или трех лет, чтобы паутина перестала звенеть; у Майкрофта отвратительный слух, и когда Шерлок играл ему (это было давно, но почему-то в памяти ярко, будто он в последний раз вышел из той комнаты только вчера), Майкрофт догадывался о фальши только по тому, как его брат морщил лоб.
Паутина не перестанет звенеть и через пять лет, и через десять. Издохший паук в середине ее будет ловить каждый день крошечную дозу жизни и блестеть глазами — мертво и голодно.
Шерлок подтягивает квинту и ранит пальцы, смотрит, как стыдливо краснеет струна, как передает ген гемофилии дальше по грифу. Ген королей. Шерлок улыбается и болезненно, нагло дергает струну, она мучительно взвизгивает.
— Слышишь? — спрашивает Шерлок.
Паук блестит глазами — голодно и живо.

Население Труа-Ривьер — сто двадцать шесть тысяч человек. Вчера Шерлок видел белуху.
Люди в этом городе отличаются друг от друга гораздо сильнее, чем птицы, которых здесь слишком, на взгляд Майкрофта, много. Майкрофт никогда не любил птиц, и есть в этом плюс — он не приедет сюда, чтобы лично проверить, как Шерлок устроился. Ближайший месяц — в Труа-Ривьер спокойно, будто в болоте — Шерлок может быть собой.
Первым делом Шерлок сбривает невнятную, неприятную бороду, темно-рыжий мокрый пух падает на дно раковины, забивает сток, в ванной распахнуто окно, и на подоконник садится сорока.
— Дьявол, дьявол, — Шерлок произносит это медленно и отвлеченно, отложив бритву и глядя на сороку в отражении — семь дьявольских перьев на ее голове, говорят французы. Одна из его гувернанток, это воспоминание осталось на дне третьего справа ящика, она плевала в сторону сороки и шипела: дьявол, дьявол. — Отрекаюсь от тебя.
Сорока стрекочет, и ее черные глаза слишком знакомы, чтобы просто прогнать птицу и захлопнуть окно.
— К новостям, — Шерлок протягивает ей руку, с пальцев течет вода, внизу, на улице, кто-то кричит по-французски: убийство, кровавое убийство в Лондоне, и сорока стрекочет веселее. — Серьезно?
Конечно же нет, сорока хватает его за пальцы, это больно, она распахивает клюв и взмахивает крыльями. Шерлок следит за пером, падающим на кафельный пол долго и значимо.
«Кто?»
«Не имеет значения».
Сорока живет у него девять дней, она улетает вечером, возвращается утром — с вестями из Англии.
Девять дней под его окном газетчик кричит, как гниет, словно запущенный зуб, королевство.
Девять исходящих сообщений, девять входящих, девять убийств, в Труа-Ривьер все в пыли и снегу, сто двадцать шесть тысяч человек — каждый день кто-то рождается и умирает.
«Лестрейд снова детектив-инспектор». «Убийца не дождался суда». «Нашли в его квартире это».
Загрузить изображение — Шерлок не удивлен — фотографии сорок, восемь чучел на книжных полках, девятая сорока бьется в окно. Шерлок ее выпускает, подбирает с пола длинное черное перо, смотрит вниз — на газетчика, который машет ему и спрашивает, пряча лицо под козырьком кепки:
— Ваша птица? — акцент, словно ДНК, выдает происхождение с точностью до сотых процента. Ирландец.

В феврале в Норрчёпинге сыро, как в Лондоне. В квартире на третьем этаже гуляют сквозняки, почти нет мебели, Шерлок надевает свитер — немного нелепый, со слишком длинными рукавами. Крупной вязки. Молочно-белого цвета.
Майкрофт молчит дипломатично и смотрит с лишним пониманием, потом отводит взгляд, потом говорит, увидев, безусловно, на шатком журнальном столе среди лондонских газет белую пыльцу:
— Не переусердствуй.
— Мой мозг гниет, — шепчет Шерлок и закрывает глаза. На внутренней стороне век карта метро.
На внутренней стороне век миллион фейерверков.
Майкрофт оставляет на одной из газет упаковку краски, Шерлок морщится, проводит ладонью по своим волосам, смотрит в потемневшее зеркало и видит за левым плечом мертвый блеск глазка-бусины.
В детстве он ловил сверчков в жестяную баночку от мятных леденцов. От крышки с выпуклым гербом Великобритании резко пахло ментолом, этот запах прочно цеплялся за Майкрофта, нервного Майкрофта с тошнотой и головокружением, а на внутренней стороне, в узких бороздках выдавленных букв девиза монархии, скопилась светлая сладкая пыль.
Мама говорила, что он жестокий, но он просто знал, что сверчков в их саду слишком много.
И ему было любопытно, что станет со сверчком, если.
— Любопытство, — говорит Джим и сбрасывает мягкие пыльные туфли, — толкает людей на глупости.
Ему ли не знать. Им ли не.
Шерлок молчит, ему не хочется говорить последние часы. Майкрофт сказал, что там — где сейчас так же сыро, как в Норрчёпинге — все в порядке.
Джим, конечно, смеется над этим, но недолго, потому что Шерлок закрывает ему рот ладонью и приподнимает брови. Шерлок не говорит ему, но Джим и без того знает: еще немного, и Шерлоку наскучит.
— Твое сердце горит, дорогой, — Джим греет ладони на его груди. — Я ведь обещал.
— Это не твоя заслуга, — у Джима холодные руки, и Шерлок сжимает его пальцы, чтобы согреть? — сломать.
Джим смеется, сделав назад один, два, три шага, он высвобождает свою ладонь и прячет ее в карман, сжимая в кулак.
— Знаешь, к чему это — найти на камине белого сверчка? — ласково шепчет он, опустив голову так низко, что видно слипшиеся от крови волосы на затылке. Он раскачивается с пятки на носок, смотрит на доски на полу, живее всех живых, Шерлок ловит его за запястья — бешеный пульс, он стучится прямиком в пальцы.
— Нашел на камине белого сверчка, — тянет Джим, поднимая голову, глядя куда-то Шерлоку в шею, — быть беде.

Америка дышит ядом.
Шерлока тошнит от Чикаго, каждый день он запирается на три замка из шести, он разбил скрипку о гипсовый камин, белой пыли не хватает, чтобы карта метро вернулась на внутреннюю сторону век.
Майкрофт не выходит на связь, есть шанс, что в следующий раз Шерлок вернется в эту квартиру — тридцатый этаж, это не так высоко, как хочется думать — хромая или с туго перевязанным плечом. Если повезет.
Америка похожа на гниющую рану, и не хватает вялых мандаринов Мессины, чтобы смириться с жарой, не хватает соломенной шляпы. В этой квартире работает на полную мощность кондиционер, шесть комнат, восхитительный вид на ничтожность пустого города.
Шерлок наматывает струны на пальцы, квинта вспарывает кожу, питается кровью, басок обвисает жалко и тяжело.
— У тебя нет гемофилии, — Джим держится у его левого плеча, и когда Шерлок поворачивает голову, делает назад пару шагов, чтобы не попасть в поле зрения.
— Я носитель гена, — смычок оставляет на ладонях белые полосы, они мгновенно заполняются розовым, Шерлок сжимает кулаки, ногти, лунки, короткая ясная боль.
— Ты не умрешь от кровоизлияния в мозг, — Джим не слушает его, вышагивает очень громко по комнате, останавливается прямо за спиной, рядом с камином. Вероятно, изучает сколы на каминной полке. Ставит что-то со стуком, сдвинув в сторону фоторамку.
Потом он открывает входную дверь — первый, третий и четвертый замки сегодня — и выходит в холл. Закрывает дверь — второй, пятый и шестой замки. Шерлок слышит, как он вызывает лифт.
На камине, рядом с фоторамкой, лежит жестяная баночка от мятных леденцов. В ней — белый сверчок.
— Быть беде, — Шерлок шепчет отстраненно, медленно. Сверчок выпрыгивает ему на ладонь, а потом теряется среди мелких осколков на полу.

@темы: котик в мешке, фанфики

URL
Комментарии
2012-04-02 в 18:01 

уфф, у меня теперь все мысли наизнанку

URL
2012-04-02 в 20:46 

Отлично.
Сложный текст, обрывочный, но я как раз люблю такое. Мне травится представлять, как автор прыгает с образа на образ, словно рисует картину нервными мазками.
Очень хорошо. Действительно жутковато от всех этих сверчков, сорок и мятных леденцов.
было бы здорово почитать еще что-нибудь Ваше, дорогой автор )

URL
2012-04-03 в 16:55 

господи.
я не знаю, что сказать, но я бы продала вам душу, автор
это слишком хорошо, чтобы быть правдой

URL
2012-04-03 в 18:22 

Гость, 02 в 18:01
смею надеяться, это хорошо)

Гость, 02 в 20:46
спасибо!
я обязательно откроюсь после окончания)

Гость, 03 в 16:55
с удовольствием куплю :eyebrow:

скромно мурчащий а.

URL
   

It's never enough for Daddy

главная