21:58 

Sheriarty-fest
Котик в мешке - тема Путешествие во времени

Название: Бог в машине
Пейринг: Джим/Шерлок
Рейтинг: PG-15
Жанр: АУ, пре-слэш
Размер: ~ 3 490 слов
Предупреждение: мат, ООС, АУ, употребление наркотиков
Дисклеймер: все АКД и дальше по списку
Саммари: Здравый смысл, и это великолепно знают лемминги, имеет свои пределы

После смерти Карл Пауэрс оказывается почти таким же мудаком, каким был при жизни.

Первый порыв Джима – ощупать голову. Что он и делает. Пальцы не увязают в крови, не проваливаются в неровное пулевое отверстие. Его голова цела. И сам он жив, хотя ощущение – лучше б умер.
Его немного потряхивает, холодный пот выступает на висках и лбу.
Все, что было – в том числе и разговор с Шерлоком, разочарование от которого стягивает все изнутри до сих пор, словно корочка свежую ранку – тянет на кошмар.
Где-то все пошло не так.
Карл Пауэрс смотрит на него с прищуром, и Джим думает, что нет, нет, сукин ты сын, не жалею я о том, что тебя убил. Я получил от этого удовольствие. Я вообще ни о ком не жалею, если ты не в курсе. У меня в истории болезни прописано, что я – психопат. Только вот где та история болезни вместе с врачом, что меня наблюдал?
- Не в Темзе, - одними губами говорит Пауэрс.
- Заткнись, Карл.
Подумав, Джим прибавляет:
- Я вроде как умер. И ты вроде как тоже. Так что, оставь меня в покое. Я хочу спать.
- Ты вроде бы жив. А я не вроде бы как мертв. Ты меня убил.
Джим приподнимается на локтях. Карл Пауэрс предпочитает и дальше себе мерцать возле стены. Мальчик в слишком больших для него кроссовках. Которые он любил. Которыми он так гордился. Подарок отца, который вскорости умер? Матери? Или Карл их выиграл? Джима тогда не интересовали такие тонкости. Для него было важно только то, что у Пауэрса была своя Ахиллесова пята.
Позже, возвращаясь в мыслях к этому, Джим дивился, как же он ухитрялся быть настолько небрежным в то время и упускать детали, на которых можно было бы сыграть тоньше, интереснее, увлекательнее. Позже он никогда не позволял себе настолько забываться.
Позже он не давал себе права ни на малейшую ошибку.
Он всегда оставался в тени, выплетая из чужих ошибок, историй и деталей жизни паутину, которая рано или поздно должна была сделать его некоронованным королем Лондона.
Так и вышло. И это было совершенным идеально выстроенным планом… Результат которого почти сразу же Джиму наскучил. Хотя его вечно занятый разум тут же подсказал, что именно делать.
Лондон был весь его, со своими прокопченными, наполненными дерьмом и золотом потрохами, но оставались еще маленькие люди, все эти маленькие детки с их маленькими бедками, детишки, которым был нужен кто-то большой в этом пугающем мире, кто-то, кто мог бы решить все их проблемы.
Например, он.
А потом появился Шерлок… О, нет, Шерлок всегда был, но Джим не особо интересовался им. Гений-наркоман? Скольких он, Мориарти, знавал на улицах Сохо. Его происхождение? Не интересно. После пары шлюх с примесью королевской крови (они не врали, им не было смысла врать Джиму Мориарти) это происхождение Шерлока стало для него скучным и неинтересным.
Шерлок проявил себя позже. Он показал себя, и Джим понял, что ему нравится то, что он видит.
Шерлок казался ему интересным.
Шерлок разонравился и разочаровал, там, на крыше.
В какой-то момент.
А потом? Потом он поставил перед ним финальную проблему. Оставил Кудряшу последнее дело.
И сбежал из страны Нетинебудет.
Справился ли Шерлок?
- И да, и нет.
Джим вздрагивает. От голоса Карла Пауэрса у него мурашки ползут по всему телу. Добираются до яиц.
Словно по стеклу кто-то водит ржавой булавкой.
Джиму становится так страшно, что он заводится. Его маленькое тело всегда путает страх и возбуждение. Наверное, это тоже было занесено в его утопленную карточку.
Карл Пауэрс замолкает. Сверлит его пустым мертвым взглядом.
Знает ли он, что именно его смерть стала первым кирпичиком в создание личности Джима Мориарти?
Судя его крайне самодовольному виду – прекрасно знает.
- У нас не так много времени, - говорит ему Пауэрс, подходя ближе, - точнее, у нас его совсем не осталось.
Джим думает о том, что, возможно, он хочет забраться к нему в постель, и от этого его всего передергивает.
Но Карл остается стоять там, где стоял. У кровати. Прямо напротив Джима.
- Теперь моя очередь рассказывать истории, - говорит ему мертвый мальчик. С его волос все еще стекает вода из того самого бассейна.

- Джеймс?
Он продолжает щупать голову. Пуля. Что с ней стало?
Этот вопрос донимает Джима куда больше, чем интерес, справился Шерлок со своим испытанием или нет.
Он надеется, что Пауэрс больше не вернется.
Он надеется, что все это – сон, который вот-вот кончится, потому что он, Джим Мориарти, откроет глаза и проснется. Такие сны, очень похожие на реальность, которые больше, чем сама реальность, без сомнения, снятся за несколько секунд, до того, как ты откроешь глаза.
- Джеймс, сэр…
- Мэлони.
Когда он разворачивается, на темном лице ямайца мелькает тень страха. А Джим вспоминает, как было с ним работать.
Очень хлопотно. Очень много тратилось сил не пойми на что.
Во времена с Мэлони ему не хватало ресурсов. Но теперь он знает, как все исправить.
До Морана с людьми случались проблемы. Он не подпускал никого близко к себе, не брал в помощники после Мэлони.
Тот сгорел на героине. Он вот и сейчас торчит. До смерти – от разбодяженной дури, подсунутой ему каким-то дилером – теперь Джим знал, что это были не конкуренты как ему казалось раньше – оставалось около полугода.
Потом, до Морана, он справлялся сам.
Интересно, вот еще одна параллель… Хотя нет, он справлялся хорошо и без Морана. Отлично справлялся. Прекрасно просто.
Моран дал ему те ресурсы, до которых Джим не мог дотянуться. Но это не значит, что он не получил бы их рано или поздно сам. Заняло бы больше времени. Да.
Карл Пауэрс был не прав. Он не такой, как Шерлок.
- Как вы и просили. Мы его выследили.
- Спасибо.
На самом деле, Мэлони был единственным, кому Джим позволял называть себя по имени.
Почему? Вот этого он не помнит.
После – и Джим отлично это помнит, не смотря на то, что идея воспоминаний о будущем кажется сумасшедшей – он от этого отказался.
Даже Моран никогда не называл его по имени.
Некоторые его привычки умрут вместе с долговязым ямайцем.
Который раз это происходит?
Я – твой проводник. Потому что я – ваша точка сходки, точка сборки, тот момент, с которого началась ваша история. Даже если после не было ничего, пока вы не столкнулись.
Я твоя точка отсчета, единственная, в которую ты не можешь вернуться.
Голос Карла Пауэрса долбит ему в голову, словно член в телку из порно.
От него Джиму сводит зубы.
Выходя из кабинета, поправляя шарф, он думает, что может стоит спасти Мэлони жизнь.
Но некое подобие привязанности умерло вместе с Мэлони в том, другом будущем.
Мэлони, который идет чуть впереди него, уже мертв. Джима Мориарти не волнуют на данном этапе проблемы мертвых.
Мэлони уже мертв, а он – каждый раз жив. Не это ли подлинное бессмертие?

Ему никогда не нравились все эти заигрывания со временем.
Кажется, еще со времен того фильма про Супермена, в котором он, чтобы повернуть время вспять, стал летать в космосе вокруг Земли против часовой стрелки.
Какого хера.
То, что преподносит ему Карл Пауэрс, очень похоже на ту правду, которую Джим предпочел бы знать. Может это и ложь, но под шелестящей яркой оберткой точно кроется что-то стоящееся. Иначе бы он не купился.
Или во всем виноват Шерлок.
Кроссовки у Пауэрса. Шерлок у него.
Слишком грубая игра, думает он, поднимаясь по лестнице на второй этаж.
Меблированные комнаты. Так это называлось век назад. Сейчас Джим думает о том, что за чертову дыру выбрал себе под жилье Холмс.
Я и не знал никогда, дорогой, что твой протест в ранние годы твоей самостоятельной жизни доводил тебя до такого. Где угодно, лишь бы не в тех квартирах, что подбирал тебе братец? Ну-ну.
Где-то орет ребенок. У кого-то на полную мощность работает телевизор. Этажом выше кто-то, так же ввинтив колонки до отказа, слушает грохочущий хард-рок.
В таких местах лэндлорд или лэндлэди не живут. Они посылают управляющего забрать квартплату. И всегда на короткой ноге с теми, кто главенствует на улице, когда включается ночное освещение. Это на тот случай, если жильцы подумают задержать оплату на полгода.
Джим знает такие места. Не то, чтобы Мориарти так жил - даже в голодные времена он всегда наскребал денег на комнату в дешевой, но приличной гостинице.
О нет, одно время он был тем, кто улаживал разногласия между лэндлордами и их съемщиками. Это было скучное, но временами крайне кровавое занятие.

Шерлок Холмс не запирает двери.
Наверное, потому что держать их запертыми – слишком скучно.
Сидит не на полу. На кресле возле заваленного бумагами стола. В комнате темно, свет пробивается только из коридора, да еще монитор ноутбука освещает лицо Шерлока.
Он до отвращения худ. Сидит, забравшись на кресло с ногами, и больше похож на огромного кузнечика, чем на человека.
Его волосы очень коротки, Джим никогда не видел Шерлока с такими короткими волосами, хотя ему казалось, что он знал Шерлока любым и всегда, но этот Шерлок Холмс в растянутом джемпере и джинсах кажется ему незнакомцем.
Джим стоит на пороге его квартиры, и, за пару минут до того, как дает Шерлоку себя заметить, покашляв, его накрывает очень острым, почти болезненным спектром эмоций – от почти мучительного обожания до холодного отвращения.
Этого Шерлока он точно никогда не знал.
А значит, в этот раз все может и получится.

- Когда все закончится, - говорит ему Пауэрс, - ты ничего не вспомнишь. С тобой это было уже сотни раз. Одним больше, одним меньше, да какая разница, правда?
Хотя нет.
Пауэрс спрыгивает с подоконника и принимается расхаживать по его спальне.
- Разница все же есть.
Карл широко улыбается. Он всегда так улыбался, когда в голове у него заводился очередной блядский тараканчик идеи, как превратить жизнь Джима Мориарти в ад в этот учебный день.
- Этот раз последний.

На самом деле Джиму не хочется спасать мир.
Ему хочется Шерлока.

- Все оплачено на полгода вперед.
Судя по тону, это сделал его брат. Его старший, но не самый старший. Майкрофт Холмс.
И, судя по тону, Шерлок очень переживает что что-то (возможно, любовь к старшему брату, против которой и направлен весь этот затянувшийся подростковый бунт) не дает ему сжечь весь этот дом к херам.
Губы Джима сами по себе растягиваются в улыбке. Она больше похожа, конечно же, на звериный оскал, но в темноте не видно его лица, а сам Джим даже не пытается быть милым.
Это странно, быть рядом с Шерлоком в таком состоянии.
Нет, странно быть рядом с таким вот Шерлоком, и быть при этом другим собой.
Мальчиком, еще не доросшим до вествудских костюмов, но уже носящим пошитую мастером обувь, мальчиком, который держит крепко за яйца половину фирм Лондона.
Но при этом он помнит все. Помнит крышу госпиталя. Помнит куда больше, чем думает Карл Пауэрс.
Он помнит миллиарды тропок, по которым можно идти, не сворачивая.
Миллиарды ошибок, которые он не совершит.
Привет, я – Джим Мориарти, твой самый главный враг. И поверишь ли ты мне, если я скажу, что маленький мальчик, которого я убил и смерть которого ты пытался раскрыть, воскресил меня, перенес назад в будущее, чтобы я мог все исправить, потому что каждый раз, когда кто-то из нас двоих гибнет, миру тоже начинает приключаться некоторая разновидность пизды?
И вот смотри, я тут только что начинаю обрабатывать Лондон, а ты – сидишь на игле и скуке, что, в общем-то, равноценно, а я должен спасти тебя и себя, а потом, понимаешь ли, эта часть моей личности заснет и не проснется, и если все пройдет удачно…
- Привет, - говорит он вместо этого вслух, - я не занимаюсь сбором квартплаты. Меня зовут Джим Мориарти.
- И что с того?
- Он тебя отфутболил?
- Кто?
- Детектив сержант Лестрейд?
Шерлок резко вскидывает на него голову и коротко произносит:
- Убирайся.
Джим улыбается.
От восторга сердце начинает колотится в груди так, что становится даже немного больно. Он пихает руки в карман своих брюк, подходит ближе.
Туфли поскрипывают при каждом шаге.
- Я могу помочь. Я помогаю людям.
- Я не верю добрым самаритянинам.
- А я - злой.
Шерлок смотрит на него исподлобья, и Джим говорит – очень сложно себя не выдать, но он старается:
- Я работаю сам на себя. Как и ты. Просто у меня ресурсов больше. Я ни от кого не завишу.
Кресло выкатывается из-за стола.
Шерлок смотрит на него снизу вверх.
- Мое имя ты уже знаешь?
- Да.
Джим победоносно улыбается.
- Сделаешь нам чаю? – он спрашивает и наклоняет голову набок, как очень умная и ручная сорока. - Разговор будет долгим. Но я расскажу тебе все.

Он не врет.
Медленно помешивает свой чай - без сомнения, тот достаточно хреновый – как и в прошлый раз, если не хуже.
Джим не думает, что с годами искусство приготовления чая у Шерлока Холмса хоть как-то эволюционировало. Разве что чуть-чуть.
Потому что, какого черта, этот парень с трудом заботится о себе (тут включим минутку гордости за себя), о каком чае может идти речь.
- Давай работать вместе.
Шерлок смеется. У него каркающий сухой смех. В нем нет ни капли очарования.
- Нет.
- Дважды я не предлагаю.
Шерлок машинально – жест наркомана - чешет руку.
Пальцы скребут через грязно-серую шерсть джемпера место чуть ниже сгиба.
Рот Джима наполняется слюной.
Он торопливо делает глоток.
Чайный сервиз оказывается на удивление приличным. Вначале Джима удивляет его наличие, пока Шерлок кипятит воду в обычном электрическом чайнике, потом он пытается понять, что он значит для Шерлока, а потом вспоминает, что в квартире на Бейкер-стрит чашки и остальное было совершенно другим, и понимает, что никакого особого значения к этому набору фарфора в голове у Шерлока прикручено не было.
Чашка, тонкую ручку которой он сейчас сжимает, сразу становится просто вещью.
Джиму становится чуть проще.
- Ты мог бы предложить себя. Я так делал.
- Он отказался?
Удивительно, но на лицо Холмса выползает улыбка. Слабая, она делает его почти симпатичным. Джим думает, что обсасывает его лицо своим взглядом, как сахарный леденчик, как-то слишком долго, но Шерлоку плевать, а Джим просто может себе наконец это позволить.
У него кончики пальцев начинает покалывать, как обычно бывает в момент очень сильного возбуждения. Только сейчас он не возбужден.
Джим испытывает скорее острое чувство восторга. Словно он летит с самой верхушки «американских горок», и падение вниз бесконечно.
- Он отказался, - и по тому, какой широченной становится улыбка Шерлока в этот момент, Джим может с легкостью представить себе реакцию Лестрейда на такое предложение.
- Дослушай меня хотя бы, Шерлок.
Холмсу нравится, как он произносит его имя. Он понял это еще у бассейна. И сейчас, глядя как чуть расширяются его зрачки, Джим думает, что и пульс у Холмса тоже подскакивает.
Чай оказывается очень горячим. Он обжигается, и кончик его языка теперь неприятно дергает.
Джон Ватсон, наверное, еще даже не задумывается о том, чтобы отправиться в Афганистан. Он думает, что до конца своих дней будет военным врачом где-то на одной из Королевских баз.
Джон Ватсон ничего не знает существовании Шерлока Холмса, как и Шерлок Холмс не догадывается о том, что когда-нибудь будет делить с ним квартиру и в каком-то смысле свою жизнь.
А может и не будет.
От осознания того как легко, сидя сейчас в продавленном хуевом кресле и попивая не менее хуевый чай, он перекраивает вселенную, Джима Мориарти начинает тошнить.
А потом он чувствует прилив острой, почти животной похоти.
Воздух в засраной съемной квартире Шерлока Холмса переполняется сексом.
Все отлично.
Все просто зашибись.
Он, конечно, сдрочит по-быстрому на обратной дороге отсюда, а сейчас самое главное – дела.
- Я думаю, - и Джим никогда еще не чувствовал себя раньше настолько живым, - что начну с самого начала…

- Как это было, Джеймс?
Во взгляде Мэлони – голодное любопытство. Может, потому что таким он видел Джеймса Мориарти только после очень хорошего секса. То есть, достаточно нечасто – обычный секс слишком скучен, а вся эта кинковая поебень отнимает слишком много времени и сил, так что проще сублимировать в убийства.
- М. Это было…
Джим сыто и довольно жмурится. Сжимает и разжимает пальцы в кулаки, думает, что стоит действовать крайне осторожно, чтобы не привлекать к себе внимание Майкрофта Холмса неделями, месяцами, а может, если очень повезет, и годами.
Потому что ему нужны эти недели, месяцы и годы. Все, до последней миллисекунды.
- Было очень просто. Но интригующе. И интересно. Занимательно.
Вместо лица у Мэлони огромные часы. И их стрелки двигаются против часовой, сжирая оставшееся ему время.
Джим моргает, и у Мэлони на месте лица снова его привычное лицо.
И никаких циферблатов.
- Мэлони, завязывай с этой дурью. Она тебя погубит, - говорит Джим, повинуясь какому-то дурацкому порыву – кажется, Шерлок что-то проломил в нем этим вечером, - и пусть за этим местом проследят. Шерлок Холмс нужен мне живым.
И прибавляет:
- Он теперь наш партнер. А я не люблю, когда наши партнеры дохнут как мухи.

Карл в эту ночь не появляется.
И на следующее утро тоже.
Может, Джим начал все же делать все правильно, и все эти слухи о удачном последнем шансе на самом деле не слухи, а правда.

Все победы рано или поздно обесцениваются.
Каждый день или ночь или утро или когда там ему приходится засыпать, Джим боится, что на его месте проснется кто-то другой.
Нет, это будет он же. Тот же Джим Мориарти, но уже ничего не помнящий о Карле Пауэрсе, кроме того, что он прикончил этого маленького мудака и не замарался.
Этот Джим со временем будет носить костюмы от Вествуд. Этот Джим будет работать плечом к плечу с Шерлоком. Может, они даже будут трахаться. Иногда.
Да, мысли о сексе порядком так скрашивают все непереносимые в этой жизни вещи, твоя правда, о, Господь.
Этот Джим ничего не будет знать, к примеру, о столбах вселенной.
Или столпах.
Короче, он ничего не будет знать о белках в колесе Мироздания, которые что-то там крутят – объяснение Карла Пауэрса было таким невнятным, но Джим все равно понял, что они с Шерлоком каким-то образом должны продолжать существовать в этом мире вместе, а иначе этот мир перестанет существовать.
Как-то так.
Нет, не то, чтобы Джиму было какое-то дело до этого мира, или он прямо так взял и поверил этому маленькому дохлому ублюдку.
Все дело было, конечно же, в Шерлоке, а там…
Ладно, неважно.
Важно было то, что он боялся, что рано или поздно его место займет другой он.
А потом Джиму Мориарти это все надоедает.

Канун Нового Года - время для самоубийц и самообмана.
Полночь – время для загадываний желаний, которые все равно не сбудутся.
Но можно попробовать.
Не то, чтобы что-то изменилось для Джима за все эти десятилетия.
Хотя Шерлок вот слез с иглы, а Мэлони пристрелили в закусочной, где он собирался позавтракать.
Он упал лицом в тарелку яичницы с беконом, когда это произошло.
Бывает.
Может, так Вселенная пыталась намекнуть ему, что не всякую жизнь можно спасти, и всякую смерть – отстрочить.
Если так, то Карл Пауэрс – маленький упертый пиздюк, или садист, или просто неправильно понял указания сверху.
Или же Вселенная просто ненавидит Джима Мориарти.
Хотя при данном раскладе Вселенная, похоже, ненавидит их всех.
Никто не предлагает справить Новый Год вместе.
Во-первых, ни один из них не любит праздники.
Во- вторых, за все те полгода, что прошли, их отношения так и не скакнули из разряда деловых во что-то еще.
Молчаливое обожание – это все, что они друг другу дают.
Симбиоз. Взаимовыгодное сотрудничество. Шерлок вершит свои великие дела, откровенно этим наслаждаясь (Джим не хочет даже задумываться о том, что будет, когда Шерлоку все это надоест), а Джим подгребает к своим рукам Лондон.
Шерлок конечно об этом не догадывается – Мориарти осторожен, как не был осторожен до этого все миллионы прошлых раз… Или попыток было еще больше?
Ему даже удается не привлекать к себе внимания Майкрофта.
Кажется, ему и правда начинает везти.
Все заслуги Шерлока – только заслуги самого Шерлока. Джим просто дает ему то, что не успел дать Скотланд-Ярд. Дело за делом, сочное, вкусное, не скучное.
Удерживать его от своей подпольной империи ему тоже удается на «А» с плюсом. Нет. С двумя плюсами.
Они даже живут в разных частях города.
До Нового Года.
Шерлок приходит к нему сам. Вроде бы поговорить о делах, но Джим видит, что он нервничает.
Он сам тоже нервничает. Смирение уходит, а он сам оставляет себе будущему детальное описание, бизнес-план на пару сотен лет вперед.
Ему не страшно уходить в пустоту. Просто что-то внутри тянет.
Они и правда говорят о делах, потом скатываются в другие разговоры, а потом впервые в разговоре всплывает имя брата Шерлока, и Джим делает слишком большой глоток из своего бокала с вином.
Что-то начинает накручивать его внутренности как на кулак или катушку или что угодно еще – можно подставить любой предмет, на который можно наматывать кишки, но ощущения не изменятся.
Игра слов.
Потом, когда начинается отсчет до Нового Года, Шерлок говорит что-то о желаниях, и Джим понимает, что его время здесь тает с каждой минутой, нет миллисекундой.
Несправедливо, но Вселенная ненавидит Джима Мориарти. Он уже догадался.
Если уж все заканчивается для него, но продолжается для кого-то другого, то ради бога, пусть все так и останется.
Исправлять все заново? Он, кажется, устал.
Джиму эти игры со временем немного наскучили.
В его жизни было слишком много Шерлоков Холмсов, но этот вариант, к созданию которого Джим Мориарти непосредственно приложил руку, нравится ему больше всех остальных.
Делая последний глоток из бокала, он загадывает только одно.
Не просыпаться.


Утром он будит Шерлока своими криками и смехом.
Кажется, даже танцует.
Первый раз за все время во взгляде Шерлока мелькает что-то, что похоже на страх или удивление, но Джиму плевать.
Он просыпается на том же месте, на котором он заснул – в своей кровати.
Он просыпается тем же Джимом, которым заснул – он все помнит.
Последний раз действительно оказывается самым последним.
Вся Вселенная теперь у Джима в ладонях.
Но главное – Шерлок.
Шерлок – вот, что по-настоящему теперь для него имеет значение.

@темы: котик в мешке, фанфики

URL
Комментарии
2012-04-02 в 22:30 

суровая розмари
Я недосягаем для ваших дерзновенных аргументов и дедукций
Крутой фик) И awww, какой милый преслэш) жалко пре! XD

2012-04-02 в 23:35 

спасибо:goodgirl:
был бы макси - был бы и не преслэш))

автор

URL
2012-04-02 в 23:36 

суровая розмари
Я недосягаем для ваших дерзновенных аргументов и дедукций
дада, весьма жалко что не tbc))) может сиквел, милый автор?)))

2012-04-02 в 23:37 

иногда надо вовремя ставить точки)

автор

URL
2012-04-02 в 23:39 

вау)

URL
2012-04-02 в 23:42 

может сиквел, милый автор?)))
извините, ответил, до того, как вы обновили комментарий.
ну если будут силы и время, то вай нот) и идеи.

еще раз спасибо



Гость, ^_^

автор

URL
2012-04-03 в 16:44 

какой текст :heart:
все эти крючочки-фразочки, и ваш слог )
шерлок в прошлом - худющий, в свитере и джинсах, просто совершенно, охренительно прекрасен, да и все здесь прекрасно
спасибо *_*

URL
2012-04-04 в 15:12 

Это классно, но немного напрягает мат. Какой-то он... нелогичный, что ли...

URL
2012-04-29 в 18:43 

Мисс Джонс
boss ass witch
Гость, от 16:44, спасибо огромное!
рада, что понравился фик :3
Гость, от 15:12, спасибо! рада, что понравился. ну да, местами ругань случается нелогичная, о фак ми, учту на будущее!

еще раз большое всем спасибо за комменты и что прочли :3

2012-09-02 в 17:48 

Bri An
из этого дерьма меня вытащит только наука
фик безумно классный **
читал его сегодня в поезде и просто наслаждался каждым словом. не хотелось, чтобы заканчивался х)
и спасибо, что Джим все-таки проснулся и он был на прежнем месте. все помнил и все получилось)

присоединяюсь к тем, кто жаждет продолжения х)

   

It's never enough for Daddy

главная